Алекс Бернат: Суть джаза – в постоянном развитии

Алекс Бернат: Суть джаза – в постоянном развитии

—  Что вдохновило Вас заняться музыкой?

— Честно говоря, не знаю. Ещё ребёнком я пытался барабанить на всём, что попадалось под руку: например, брал вилки и ложки и стучал ими по всему вокруг. И так продолжалось до тех пор, пока я не получил свою первую детскую барабанную установку. За ней последовала ещё одна, чуть больше, а потом мне подарили настоящую.

Когда ты маленький, это всё баловство. Ты можешь заниматься, а можешь и нет. Но когда я вырос, глубже окунулся в музыку — смог поиграть в оркестрах, группах, я понял, насколько же это восхитительно — играть на барабанах. Я начал очень серьёзно относиться к своим занятиям. В конце концов я даже бросил школу ради этого. А позже поступил в консерваторию.

— Почему Ваш выбор остановился именно на джазе, ведь существует множество других стилей? Никогда не хотелось сменить жанр?

— Когда я был моложе, то играл рок, что-то в стиле Брайана Адамса. Но в школе я повстречал людей, которые познакомили меня с фанком, и через фанк я пришёл к джазу. Тогда я понял: язык джаза настолько уникальный, что может пригодиться при исполнении музыки любого жанра. Он настолько развивает и технику, и музыкальное мышление, что сложно его чем-то заменить. Правда, я никогда не хотел стать именно джазовым барабанщиком, но желал использовать именно язык джаза в своей игре.

По поводу смены жанра… Мне периодически приходится играть в разных жанрах. Например, недавно играл в одном ирландском пабе, там программа состояла в основном из каверов, и это было прикольно. Но я понимаю, что очень много времени играю именно джаз и фанк, и мне не хочется прекращать это. Ведь это моя жизнь. Я играю с Джамалом в одной группе, он давал мне уроки. Как я могу это бросить?

— Джаз появился в Америке и распространился по всему миру, где-то прижился лучше, где-то — хуже. Какова ситуация с этим направлением в Голландии?

— У джаза в Голландии есть своя история. Здесь много отличных музыкантов. Когда американцы приезжали сюда играть, у них не было денег, чтобы привозить с собой всю свою группу, поэтому с ними играли местные музыканты или музыканты из Германии.

Джаз и сейчас довольно популярен здесь, но если ты не входишь в пятёрку лучших или не играешь с ними, то заработать им ты не сможешь. Как я уже сказал, люди любят джаз, но его здесь слишком много. Я бы даже сказал, что он приелся. К примеру, когда едешь выступать в Германию, тебя очень тепло встречают. То же самое было и на фестивале Koktebel Jazz Party. В Голландии совсем не так, я даже не могу сказать, что джаз тут сейчас развивается. Лично у меня ощущение, что он застрял где-то в прошлом. Всего лишь несколько музыкантов стараются развивать его, придумывать что-то новое, в то время как большинство застряло в бибопе, а ведь суть джаза — в постоянном развитии.

— Известен ли фестиваль Koktebel Jazz Party в Голландии?

— Честно говоря, не очень. Когда я говорил друзьям, что еду на такой фестиваль, они все спрашивали: «Куда?» Когда я говорил, что лечу в Крым, они были напуганы. Ведь в последнее время мы получали не самые хорошие отзывы о ситуации в регионе. Поэтому, наверное, информация о Koktebel Jazz Party до них и не доходила. О фестивале можно было узнать лишь по интернету, остальные СМИ у нас его не поддерживали. А видели бы вы их реакцию, когда я рассказывал им о самом фестивале — о том, какой был великолепный состав музыкантов, об отличной организации. Все были приятно удивлены.