Пётр Востоков: Чем старше музыка, тем больше она меня привлекает

Пётр Востоков: Чем старше музыка, тем больше она меня привлекает

—  Что слово «джаз» означает лично для Вас? И почему Вы выбрали именно это музыкальное направление для своего творчества?

— Есть несколько вопросов, которые задают всегда, и непонятно, как на них отвечать… Во-первых, я трубач по образованию, и всё, что я умею делать, — это играть на трубе. Поэтому у меня был не очень большой выбор, какую музыку играть: на трубе обычно играют либо классическую, либо джазовую.

—  Ещё можно маршировать по Красной площади в военном оркестре…

— Да, ещё один очень хороший вариант. Но как-то он обошёл меня стороной.

Вообще, я учился по классической программе в одном из лучших музыкальных колледжей — Гнесинской спецшколе. Когда учёба закончилась, у меня появились некоторые сомнения насчёт моего будущего как классического музыканта (такое случается), и я активно начал интересоваться джазом. Мало тогда что в этом понимал, но в итоге поступил в вуз на эстрадно-джазовое отделение.

Что для меня джаз? В принципе для любого настоящего музыканта, я думаю, музыка составляет большую часть его жизни. В данном случае джазовая музыка и есть вся моя жизнь — и работа, и досуг, планы на будущее.

—  В джазе существует множество направлений и стилей. Каким из них Вы отдаёте предпочтение?

— В первую очередь это различные стили традиционного джаза. В общем, для меня чем старше музыка, тем больше она меня привлекает. Поэтому я своё предпочтение отдаю джазу 1920-х, 1930-х и 1940-х годов — это то, что меня больше всего интересует сейчас. Эта музыка — то, с чем бы я хотел связать свою дальнейшую жизнь.

Если говорить о Большом джазовом оркестре, который, собственно, и будет выступать в рамках фестиваля Koktebel Jazz Party, то, на мой взгляд, это один из нескольких коллективов (даже не оркестров), которые серьёзно занимаются подобной музыкой в России. Речь идёт именно о традиционном джазе. И спасибо всем, кто нас поддерживает в этом.

— Как Вы считаете, у джазового слушателя в России есть своё лицо?

— Наш коллектив — совсем не маленький, и чтобы его содержать, нам приходится ориентироваться на совершенно разную публику. Пытаемся привлекать самый широкий круг любителей музыки, и то, что мы играем, к счастью, даёт нам эту возможность. У нас нет задачи работать только на маленькую прослойку ценителей истинного джаза, что не мешает нам, собственно, его и играть.

— Что Вы планируете сыграть на фестивале, чем порадуете?

— Обычно мы делаем различные программы, посвящённые тому или иному периоду в истории джаза или кому-то из великих. В Крым мы привезём только самое лучшее из всего того, что мы делали на протяжении последних двух лет. Несомненно, это будут наши самые любимые композиции и песни, самое лучшее, на что мы способны сегодня.

В нашем оркестре поёт замечательная и единственная наша вокалистка Дарья Антонова (кстати, создатель оркестра). Также среди наших оркестрантов есть и ребята, обладающие незаурядными певческими способностями. Поэтому нашего слушателя в Коктебеле ждут все разновидности джазового пения — от глубокого низкого мужского вокала до верхнего женского, а также их различные комбинации и сочетания. У нас даже есть вокальное трио.

В конце августа мы открываем новый сезон и приготовим ещё много чего нового. В своих концертах мы обычно не используем так называемые на все века проверенные мелодии. У нас есть собственные уловки и секреты, а также море другой музыки, способной по-настоящему воодушевлять людей.